Category: криминал

Котя

Если вдруг вы будете за рубежом и захотите купить 40 кг. хурмы.

Если вдруг вы будете за рубежом и внезапно захотите купить 40 кг. хурмы, то вам пригодится наш краткий словарик.
Фраза: "Я хочу купить 40 кг. хурмы!" будет звучать:

на английском
I want forty kg of a persimmon!

на немецком
Ich will die Elstern das Kilogramm der Dattelpflaume.

на французском
Je veux les pies le kg de la plaquemine.

на испанском
Quiero a las cotorras el kilogramo del caqui.

на португальском
Quero quarenta quilogramas de um cáqui!

Решил внести изменения, почитав комменты. Видимо народ не понял прикола.
Неужели никто не слушает упячечное радио "Воруй убивай"?

Котя

Евгений Васин. Джем. Вор в законе. Мое детство.

Считаю биографию воров в законе, да и вообще криминал очень заезженной темой.

Но я хотел бы рассказать не про НИХ. Я хотел бы рассказать про СЕБЯ. Про школьника города Комсомольска-на-Амуре, который в старших классах внезапно получил среднее криминальное образование. Сразу скажу: нет, в тюрьму меня не сажали. Поэтому я скорее "фраер, который верхушек нахватался".

Не знаю, слышал ли кто-нибудь про Евгения Васина по прозвищу "Джем", который был вором в законе в нашем городе. И по факту он был единственной силой, которая в 90-е годы фактически управляла городом.

Впрочем, кому это интересно - могут обратиться к биографии дядьки. Я же хотел рассказать то, что видел своими глазами 14-летний подросток. Без привязки к каким-то датам или фамилиям. Кому нужно - пусть сам связывает. А я просто рассказ пишу.

Как-то летом я шел обычным путем за хлебом к рынку. Проходя через знакомый двор, я увидел огромную толпу, состоящую из молодых ребят лет восемнадцати, которые стояли и общались друг с другом. Вокруг по периметру толпы стояли милицейские с автоматами Калашникова и нервно наблюдали за происходящим.

Я подошел к одному из ребят и спросил: "А чо происходит -то вообще?". В ответ тот огрызнулся: "Иди куда идешь, не твое дело!". Не нахуй послал и то спасибо. Я ушел за хлебом. Когда я подходил к выходу из двора, то послышалась автоматная очередь. За ней другая. Я обернулся и увидел как толпа заволновалась, забурлила и под ней, казалось потонули тела в серой милицейской форме.
Насколько я понимаю - это была первая попытка властей посадить Джема под замок. И она закончилось неудачей, потому что это вызвало огромной силы социальный бунт, который расставил все по местам. Фактически Джем стал управляющим городом.

Я не знаю и не могу оценивать социальное или экономическое влияние этого события. Я был старшеклассником. Внезапно, в наш словарный запас прочно вошли понятия "стрелка", "пацан".

Все только и делали, что назначали друг другу стрелки. А однажды, когда мы дурачились, я назвал одного из своих одноклассников "козлом". Все так наверное делали. Но про Диму говорили, что он "общается". Именно так. Просто "общается". И он меня попросил: "Обоснуй". Я не знал, что ответить и просто послал его нахуй. Он пожал плечами и сказал: "После школы разберемся". Сказал беззлобно и уверенно. Это меня смутило.

После школы меня встретил Дима и десять человек его поддержки. Не было никакого избиения. Самый старший паренек подошел и спросил: "Ты назвал его козлом?". Я кивнул. Он попросил: "Обоснуй!". Мне нечего было ответить. Тогда старший сказал, что Дима должен меня ударить в лицо. Я встал и приготовился. Дима ударил. По детски неловко, слегка скользнув по скуле. Потому старший сказал мне: "Ты должен обосновывать свои слова, чтобы такого больше не повторилось".

С тех пор слово "обосновать" прочно вошло в мой лексикон, как впрочем, и в лексикон всех подростков. Мы все обязаны были обосновывать свои слова. У нас даже был определенный словарь: "бык" - твердолобый человек, который не понимает, что ему говорят; "порядочный" - человек, который участвует в группировках и кварталах; "уважаемый" - человек, который нигде не участвует, но пользуется уважением; "гребень", "вафлер"... Очень много всего. И за КАЖДОЕ слово приходилось обосновывать. Доходило до того, что за простую приставку "блядь" тебе могли предьявить.

Маты и оскорбления ушли из моей жизни. За каждое слово приходилось платить. А судили те, кто общался на группировках и кварталах. В каждом дворе была своя "группировка". Мне это было интересно, и я присоединился сначала к группировке на "Малосемейке". Участие заключалось в том, что мы поддерживали друг друга, участвовали вместе на стрелках; и скидывали в общак тушенку и сгущенку для отправки в колонии. Раз в неделю у нас появлялся "бродяга" - паренек лет 18-20, который собирал общак и учил нас правила игры. Понятиям.


Группировки подчинялись кварталам. У каждого квартала была своя "хата", куда сносился общак и мог придти любой участник квартала, чтобы переночевать, перекусить или сыграть в нарды, да и просто пообщаться. В "карьерном" развитии я перешел на "трехсотый квартал", который был в районе Дземги. Для меня мало, что изменилось. Единственное, на вопрос: "Ты кто такой?", я отвечал четко: "Порядочный человек, общаюсь на квартале!". Эта мантра вызывала чувство уважение со стороны вопрошающего, и он быстро ретировался.

Человек с квартала решал простые дворовые споры. Решал, кто прав, а кто нет. Не было драк, в которых побеждает сильный. Нет. Смотрели на то, виновен человек или нет.

За городом находился "табор" Джема, куда допускались "бродяги". До этого статуса я не добрался. Уехал в другой город.

Вспоминая тот период, я думаю, что это был восхитительный пример организации, которому позавидует любой менеджер сегодня. Или любой правительственный чиновник. Люди в этой организации были всегда довольны. Правда кормили их те, кто оставался за ее пределами.

Правила этой организации были очень суровы. Ты должен всегда думать, что говоришь и уметь обосновать свои слова. Ты должен без страха приехать на стрелку и драться, если потребуется. Но я не видел насилия в городе. Все, всегда решалось словами. А поскольку все следили за своими словами, то и поводов для конфликтов было очень немного.

Самое смешное, что грабительство и воровство ушло на второй план. Был организованный рэкет. Скорее всего был какой-то канал по наркоте и проституткам. Я обьсню сразу. Дело в том, что, если ты ограбил кого-то, то был риск нарваться на жену, мать, сестру, брата, отца или другую родню "порядочного". Город был маленький и все очень быстро вычислялось между нами, ведь каналы сбыта вещей подчинялись той же организации. Поэтому после пары внезапных насильственных смертей такой типа преступности стал непопулярен.
Такая же ситуация была и с воровством. Когда у твоей матери воруют на базаре шапку, ты приходишь в местный квартал и обьясняешь, что человек близкий и просишь вернуть. Возвращали.
Конечно для того, кто был человеком неуважаемым - это был ад. Мы понимали в своих "понятиях" (нас ведь учили "старшие") и могли нагрузить человека так, что он в любом случае оставался виноватым.

Я помню, как после этого приехал в другой город и какими глазами я смотрел на отношения ребят, которые просто так посылали друг друга нахуй, называли пидорами, лохами и прочими словами. Просто так. Либо оскорбляли друг друга и лезли в драку, где побеждала не справедливость, а у кого силы побольше.

Ну и напоследок, хоме видео дяди Джема.